• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: любимые евреи и проч. (список заголовков)
08:27 

3 (15) января День рождения О.Э. Мандельштама

Carry on, carry on as if nothing really matters.
Надежна Яковлевна Мандельштам, «Вторая книга»

В очередях на передачу и в прокуратуру я не раз слышала, как возвращенные из лагерей и тюрем мужья — такие бывали, хотя и очень немногие, — добивались в справочных окошках, куда угнали их жен, сосланных за них. Из окошка рявкал солдат и захлопывал деревянную ставню. Ошарашенный муж больше не смел подойти и, стоя в сторонке, что-то бубнил под нос. Я представила себе, что меня заберут, а Мандельштам вернется и будет метаться по окошкам со ставнями и солдатами. В одну из бессонных ночей я написала ему письмо — на случай невероятного возвращения. Письмом этим я закончу книгу.

22/10(38)
Ося, родной, далекий друг! Милый мой, нет слов для этого письма, которое ты, может, никогда не прочтешь. Я пишу его в пространство. Может, ты вернешься, а меня уже не будет. Тогда это будет последняя память.
Осюша — наша детская с тобой жизнь — какое это было счастье. Наши ссоры, наши перебранки, наши игры и наша любовь. Теперь я даже на небо не смотрю. Кому показать, если увижу тучу?
Ты помнишь, как мы притаскивали в наши бедные бродячие дома-кибитки наши нищенские пиры? Помнишь, как хорош хлеб, когда он достался чудом и его едят вдвоем? И последняя зима в Воронеже. Наша счастливая нищета и стихи. Я помню, мы шли из бани, купив не то яйца, не то сосиски. Ехал воз с сеном. Было еще холодно, и я мерзла в своей куртке (так ли нам предстоит мерзнуть: я знаю, как тебе холодно). И я запомнила этот день: я ясно до боли поняла, что эта зима, эти дни, эти беды — это лучшее и последнее счастье, которое выпало на нашу долю.
Каждая мысль о тебе. Каждая слеза и каждая улыбка — тебе. Я благословляю каждый день и каждый час нашей горькой жизни, мой друг, мой спутник, мой милый слепой поводырь...
Мы как слепые щенята тыкались друг в друга, и нам было хорошо. И твоя бедная горячешная голова и все безумие, с которым мы прожигали наши дни. Какое это было счастье — и как мы всегда знали, что именно это счастье.
Жизнь долга. Как долго и трудно погибать одному — одной. Для нас ли неразлучных — эта участь? Мы ли — щенята, дети, — ты ли — ангел — ее заслужил? И дальше идет все. Я не знаю ничего. Но я знаю все, и каждый день твой и час, как в бреду, — мне очевиден и ясен.
Ты приходил ко мне каждую ночь во сне, и я все спрашивала, что случилось, и ты не отвечал.
Последний сон: я покупаю в грязном буфете грязной гостиницы какую-то еду. Со мной были какие-то совсем чужие люди, и, купив, я поняла, что не знаю, куда нести все это добро, потому что не знаю, где ты.
Проснувшись, сказала Шуре: Ося умер. Не знаю, жив ли ты, но с того дня я потеряла твой след. Не знаю, где ты. Услышишь ли ты меня? Знаешь ли, как люблю? Я не успела тебе сказать, как я тебя люблю. Я не умею сказать и сейчас. Я только говорю: тебе, тебе... Ты всегда со мной, и я — дикая и злая, которая никогда не умела просто заплакать, — я плачу, я плачу, я плачу.
Это я — Надя. Где ты? Прощай.
Надя.
запись создана: 16.08.2012 в 08:51

@темы: Любимые евреи и проч., Литература

15:37 

Carry on, carry on as if nothing really matters.
12:50 

lock Доступ к записи ограничен

Carry on, carry on as if nothing really matters.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
12:41 

lock Доступ к записи ограничен

Carry on, carry on as if nothing really matters.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
12:35 

lock Доступ к записи ограничен

Carry on, carry on as if nothing really matters.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
12:23 

lock Доступ к записи ограничен

Carry on, carry on as if nothing really matters.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
12:14 

Carry on, carry on as if nothing really matters.
26.12.2012 в 14:00
Пишет сандал.:

Вчера я узнала, что песня "Let my people go" - об Исходе израильтян из Египта.

Текст и сама песня.


Это во второй раз перевернуло моё представление о музыке вверх тормашками.
Первый был около месяца назад, когда оказалось, что в "Wind of Change" Scorpions герой идёт по Москве, и вообще, это в честь окончания холодной войны и неофициальный гимн перестройки.

I follow the Moskva,
down to Gorky Park.


URL записи

@темы: Любимые евреи и проч., Музыка

14:52 

lock Доступ к записи ограничен

Carry on, carry on as if nothing really matters.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
21:34 

Carry on, carry on as if nothing really matters.
16:31 

...

Carry on, carry on as if nothing really matters.
20:32 

Combo

Carry on, carry on as if nothing really matters.


+ «Еврейка в восточном покрывале» кисти И. И. Левитана.


@темы: Музыка, Любимые евреи и проч., Искусство

18:25 

Петр Вайль, «Стихи про меня»

Carry on, carry on as if nothing really matters.
...В седьмом классе у нас появилась новень­кая. Если невзрачность может быть вопиющей — это про нее. Маленькая, худенькая, в длинном платье, больших ботах, платке в горошек, она приехала в Ригу из латгальской деревни. Девоч­ка была однофамилицей космиста Вадима Бая­на: звали ее восхитительно — Доминика Сидоро­ва. Проходили Маяковского, поэму "Хорошо!", отрывок о коммунистическом субботнике — наи­зусть. Доминику вызвали к доске, она забормо­тала: "Работа трудна, работа томит. / За нее ни­каких копеек. / Но мы работаем, будто мы / делаем величайшую эпОпею". Класс лёг. "Эпо­пЕю, Сидорова, делаем эпопЕю", — нервно попра­вила учительница. Трижды новенькая подступа­лась, и трижды ничего не выходило, учительница махнула рукой: "Садись, дома чтобы выучила". Доминика заплакала и сказала: "Я все равно не понимаю, что они там делают".

@темы: Литература, Любимые евреи и проч.

17:04 

Пастернак, «Магдалина II»

Carry on, carry on as if nothing really matters.


Перестроятся ряды конвоя,
И начнется всадников разъезд.
Словно в бурю смерч, над головою
Будет к небу рваться этот крест.

Брошусь на землю у ног распятья,
Обомру и закушу уста.
Слишком многим руки для объятья
Ты раскинешь по концам креста.

Для кого на свете столько шири,
Столько муки и такая мощь?
Есть ли столько душ и жизней в мире?
Столько поселений, рек и рощ?

Но пройдут такие трое суток
И столкнут в такую пустоту,
Что за этот страшный промежуток
Я до Воскресенья дорасту.

@темы: Литература, Любимые евреи и проч.

22:32 

Carry on, carry on as if nothing really matters.
13.10.2011 в 21:21
Пишет Мария О.:

Иосиф Мандельштам (май — 19 сентября 1931)


И до чего хочу я разыграться,
Разговориться, выговорить правду,
Послать хандру к туману, к бесу, к ляду,
Взять за руку кого-нибудь: будь ласков,
Сказать ему: нам по пути с тобой.

URL записи

@темы: Любимые евреи и проч., Литература

22:03 

Вспомнила. Люблю Осипа Эмильевича

Carry on, carry on as if nothing really matters.

@музыка: ДДТ – На небе вороны

@темы: Любимые евреи и проч.

21:31 

Пастернак, «Марбург» (1916, 1928)

Carry on, carry on as if nothing really matters.
Я вздрагивал. Я загорался и гас.
Я трясся. Я сделал сейчас предложенье, —
Но поздно, я сдрейфил, и вот мне — отказ.
Как жаль ее слез! Я святого блаженней.

Я вышел на площадь. Я мог быть сочтен
Вторично родившимся. Каждая малость
Жила и, не ставя меня ни во что,
В прощальном значеньи своем подымалась.

Плитняк раскалялся, и улицы лоб
Был смугл, и на небо глядел исподлобья
Булыжник, и ветер, как лодочник, греб
По лицам. И все это были подобья.

Но как бы то ни было, я избегал
Их взглядов. Я не замечал их приветствий.
Я знать ничего не хотел из богатств.
Я вон вырывался, чтоб не разреветься.

@музыка: Asking Alexandria – Someone, Somewhere

@темы: Литература, Любимые евреи и проч.

20:55 

Александр Генис, «Довлатов и окрестности»

Carry on, carry on as if nothing really matters.
Раньше мемуары писали, чтобы оценить прошлое, теперь — чтобы убедиться: оно было. Удостовериться в том, что у нас была история — своя, а не общая.

Мир, в который дал заглянуть Довлатов, был так набит литературой, юмором и пьянством, что не оставлял места для всего остального. Он был прекрасен потому, что казался скроенным по нашей мерке.

По-моему, к диссидентам относились, как к священникам: и те, и другие — последние, кому прощают грехи.

Когда китайский художник начинал писать пейзаж, он видел перед собой лишь горы и реки. многие годы вместо гор и рек он учился изображать их суть и душу. А потом в один прекрасный момент плена спадала с его глаз и он обнаруживал, что пред ним — горы и реки.

В письме, относящемся как раз к тому периоду, когда Довлатов работал над будущим «Заповедником», есть признание, которое Сергей назвал «метафорическим выпадом»: «Всю жизнь я дул в подзорную трубу и удивлялся, что нету музыки. А потом внимательно глядел в тромбон и удивлялся, что ни черта не видно. Мы осушали реки и сдвигали горы, а теперь ясно, что горы надо вернуть обратно, и реки — тоже».

@музыка: Bob Dylan – Ballad Of A Thin Man

@темы: Любимые евреи и проч., Литература

20:33 

Войнович, «Претендент на престол»

Carry on, carry on as if nothing really matters.
— А на волю хочется? — спросил Чонкин.
— На волю? — удивился Калюжный. — Ни. А шо там хорошего?
— Как?.. - всполошился Чонкин. — Дак как же чего хорошего? Ну, там... это... солнышко светит, птички поют.
— А на шо тоби та птичка? Шоб вона тоби на голову какнула?

Оптимистично.

@темы: Литература, Любимые евреи и проч.

19:02 

Carry on, carry on as if nothing really matters.

@музыка: Robert Plant — Hey Joe

@темы: Любимые евреи и проч.

09:22 

Carry on, carry on as if nothing really matters.

@настроение: болею

@темы: Любимые евреи и проч.

Овечий Рим с его семью холмами

главная