URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
20:40 

Иосиф Бродский, «Одной поэтессе» (август — сентябрь 1965, Норенская)

Carry on, carry on as if nothing really matters.
Я заражен нормальным классицизмом.
А вы, мой друг, заражены сарказмом.
Конечно, просто сделаться капризным,
по ведомству акцизному служа.
К тому ж, вы звали этот век железным.
Но я не думал, говоря о разном,
что, зараженный классицизмом трезвым,
я сам гулял по острию ножа.
...

@настроение: ?

@темы: Литература, Любимые евреи и проч.

19:34 

Арсений Тарковский, «Памяти друзей» (1945)

Carry on, carry on as if nothing really matters.
Их так немного было у меня,
Все умерли, все умерли. Не знаю,
Какому раю мог бы я доверить
Последнее дыханье их. Не знаю,
Какой земле доверить мог бы я
Этот холодный прах. Одним огнем
Нам опалило щеки. Мы делили
Одну судьбу. Они достойней были
И умерли, а я еще живу.

@настроение: нелинейная оптика

@темы: Литература

16:25 

Иосиф Александрович

Carry on, carry on as if nothing really matters.
Рано или поздно — и скорее раньше, чем позже — пишущий обнаруживает, что его перо достигает гораздо больших результатов, нежели душа.
«О Достоевском»


Если в пространстве заложено ощущение бесконечности, то — не в его протяженности, а в сжатости. Хотя бы потому, что сжатие пространства, как ни странно, всегда понятнее. Оно лучше организовано, для него больше названий: камера, чулан, тюрьма. Для просторов остается лишь широкий жест.
«Полторы комнаты»

@музыка: Björk – It's Not Up To You

@темы: Литература, Любимые евреи и проч.

13:46 

Арсений Тарковский (1977)

Carry on, carry on as if nothing really matters.
Меркнет зрение — сила моя,
Два незримых алмазных копья;
Глохнет слух, полный давнего грома
И дыхания отчего дома;
Жестких мышц ослабели узлы,
Как на пашне седые волы;
И не светятся больше ночами
Два крыла у меня за плечами.

Я свеча, я сгорел на пиру.
Соберите мой воск поутру,
И подскажет вам эта страница,
Как вам плакать и чем вам гордиться,
Как веселья последнюю треть
Раздарить и легко умереть,
И под сенью случайного крова
Загореться посмертно, как слово.

@настроение: времени не хватает

@темы: Литература

12:12 

Франц Кафка, «Разговор с пьяным» (1909)

Carry on, carry on as if nothing really matters.
Стоило мне маленькими шагами выйти из дому, как на меня навалился большой купол неба с луной и звёздами и Рингплац с ратушей, колонной Марии и церковью.

Я спокойно вышел из тени в лунный свет и расстегнул сюртук погреться; затем я остановил ночной свист, подставив под него ладони, и начал рассуждать: «Что это с вами, что вы делаете вид, словно бы вы есть на самом деле. Хотите убедить меня в том, что это я – ненастоящий, смехотворно стою тут, на зелёном замощении? Но, небо, сколько же прошло времени с тех пор, когда ты было настоящим, а ты, Рингплац, ты и вовсе никогда настоящим не был.

Признаю, я всё ещё в проигрыше, но лишь тогда, когда оставляю вас в покое.


Перечитывала сегодня ночью, вместе с «Письмом отцу».

@музыка: Brandon Flowers – Jacksonville

@темы: Литература, Любимые евреи и проч.

19:22 

Bjork- Big Time Sensuality

Carry on, carry on as if nothing really matters.

@настроение: ?

@темы: Музыка

09:30 

Франц Кафка, письмо к Максу Броду

Carry on, carry on as if nothing really matters.
[Прага, вероятно, май 1908]

Теперь у тебя, дорогой Макс, две книги и один камешек. Я всегда старался подыскать к твоему дню рождения что-нибудь такое нейтральное, что нельзя бы уже ни изменить, ни потерять, ни испортить, ни забыть. Думал я над этим не один месяц — и каждый раз не мог придумать ничего другого, кроме как опять прислать тебе книгу. Но с книгами ведь беда, они, с одной стороны, нейтральны, а с другой — интерес к ним потом опять возрастает, и я тянусь к чему-то нейтральному, верный лишь убеждению, вообще-то не такому для меня важному, а в конце концов обнаруживаю в руках у себя книгу, прямо-таки жгуче интересную. Однажды я даже нарочно забыл про твой день рождения, это было лучше, чем посылать книгу, но все-таки нехорошо. Поэтому теперь я посылаю тебе камешек и буду присылать еще, покуда мы оба живы. Положишь его в карман, он будет тебе защитой, положишь в ящик стола, тоже на что-нибудь сгодится, а можешь его и выбросить — это будет лучше всего. Ведь ты знаешь, Макс, моя любовь к тебе больше меня самого, и скорее я живу в ней, чем она во мне, ей не так уж хорошо в моем ненадежном существе, так вот — в камушке она укроется, как в скале, даже если он окажется всего лишь в расщелине мостовой на Шаленгассе. Эта любовь с давних пор не раз спасала меня, чаще, нежели ты думаешь, и именно сейчас, когда я меньше, чем когда бы то ни было, способен в себе разобраться, лишь в полусне чувствую себя в полном сознании, это лишь кажется легко, и то лишь пока — ведь внутренности у меня словно почернели, — вот тут как раз и хорошо бросить в мир такой камень, чтобы надежное отделилось от ненадежного. Что по сравнению с этим книги! Книга начинает казаться тебе скучной и уже не перестает, или ее разорвет твой ребенок, или, как книга Вальзера, она распадется, когда ты ее получишь. С камнем же, наоборот, ты не соскучишься, камень не может погибнуть, а если погибнет, то когда-нибудь в будущем, и забыть о нем ты тоже не можешь, потому что ведь и помнить о нем не обязывался; наконец, ты никогда не можешь его окончательно потерять, потому что на первой же хорошей гравийной дороге найдешь его снова, это будет как раз первый хороший камень. И даже повредить ему похвалой я не могу, ведь похвала вредит лишь тогда, когда расплющивает хвалимого, портит его или смущает. А камешек? Словом, я нашел для тебя ко дню рождения наилучший подарок и вместе с ним шлю тебе свой поцелуй, который вряд ли способен выразить, как я благодарен тебе за то, что ты существуешь.
Твой Франц.

@музыка: Björk – Harm Of Will

@настроение: снег, опять снег; удавиться можно

@темы: Литература, Любимые евреи и проч.

18:28 

Каргопольская игрушка

Carry on, carry on as if nothing really matters.
Вот это чистый психодел. Ай да Каргопольский уезд, ай да мужички.



А вот эта — современная вещица, но я ее хочу.


@настроение: позитивное

@темы: Искусство

21:30 

Нимой в Kid Monk Barony

Carry on, carry on as if nothing really matters.

@настроение: 

@темы: Любимые евреи и проч.

15:23 

Леонард же

Carry on, carry on as if nothing really matters.

@настроение: Юлиюшка ~

@темы: Любимые евреи и проч.

14:05 

Carry on, carry on as if nothing really matters.
07.04.2012 в 00:44
Пишет Gray Sky:



URL записи

@настроение: 

@темы: Любимые евреи и проч.

18:35 

Pet Shop Boys - I'm With Stupid

Carry on, carry on as if nothing really matters.

@темы: Музыка

17:55 

Калам; Калям

Carry on, carry on as if nothing really matters.
Кала́м (араб. الكلام‎‎ — слово, речь) — в средневековой мусульманской литературе — всякое рассуждение на религиозно-философскую тему, а также, в специальном значении, спекулятивная дисциплина, дающая догматам ислама толкование, основанное на разуме, а не на следовании религиозным авторитетам.

Каля́м (араб. قلم‎‎) — основной инструмент, используемый для каллиграфии в арабской письменности и основанных на ней прочих письменностях: персидской, урду, дари, пашто и других.

@темы: Словарь

20:30 

Алишер Навои, «Смятение праведных»

Carry on, carry on as if nothing really matters.
В нем горя нет. Но так он лгать привык,
Что — как от горя — рвет свой воротник.

Не будь отшельником, в миру живи,
Но не гаси в себе огня любви!


Огонь любви невежду не страшит,
Но тот блажен, кто видит и горит.

Ты милосерден, ты — родник любви,
Не мучься, милость сам себе яви.

@темы: Литература

09:16 

Carry on, carry on as if nothing really matters.
27.04.2012 в 22:07
Пишет Тэльфар Спранга:

Еврейский рисунок № 17: "Инопланетные евреи (Тэльфар Спранга. Антисемитизм или Мой ответ Губерману)":



URL записи

@музыка: Apocalyptica – Stairway To Heaven (Led Zeppelin cover)

@темы: Любимые евреи и проч.

21:05 

Старое-доброе по дороге домой

Carry on, carry on as if nothing really matters.









@темы: Музыка

16:18 

Björk

Carry on, carry on as if nothing really matters.



@настроение: чудная женщина

@темы: Музыка

18:59 

Иван Алексеевич Бунин, «Жизнь Арсеньева»

Carry on, carry on as if nothing really matters.
В Витебск я приехал к вечеру. Вечер был морозный, светлый. Всюду было очень снежно, глухо и чисто, девственно, город показался мне древним и не русским: высокие, в одно слитые дома с крутыми крышами, с небольшими окнами, с глубокими и грубыми полукруглыми воротами в нижних этажах. То и дело встречались старые евреи, в лапсердаках, в белых чулках, в башмаках, с пейсами, похожими на трубчатые, вьющиеся бараньи рога, бескровные, с печально-вопросительными сплошь тёмными глазами. На главной улице было гулянье — медленно двигалась по тротуарам густая толпа полных девушек, наряженных с провинциальной еврейской пышностью в бархатные толстые шубки, лиловые, голубые и гранатовые. За ними, но скромно, отдельно шли молодые люди, все в котелках, но тоже с пейсами, с девичьей нежностью и округлостью восточно-конфетных лиц, с шелковистой юношеской опушкой вдоль щек, с томными антилопьими взглядами... Я шёл как очарованный в этой толпе, в этом столь древнем, как мне казалось, городе, во всей его чудной новизне для меня.

@настроение: 

@темы: Любимые евреи и проч., Литература

12:19 

Обе-Рек

Carry on, carry on as if nothing really matters.

@настроение: люблю Дениса ~

@темы: Музыка

10:35 

Иван Алексеевич Бунин

Carry on, carry on as if nothing really matters.
А. П.: «Есть большие собаки и есть маленькие собаки, но маленькие не должны смущаться существованием больших: все обязаны лаять — и лаять тем голосом, какой господь бог дал».
Автобиографическая заметка о Чехове

— Если б ты знала, сколько у меня врагов!
— Каких? Где? — спросила она.
— Всяких, всюду: в гостинице, в магазинах, на улице, на вокзале...
— Кто же эти враги?
— Да все, все! Какое количество мерзких лиц и тел! Ведь это даже апостол Павел сказал: «Не всякая плоть такая же плоть, но иная плоть у человеков, иная у скотов...» Некоторые просто страшны! На ходу так кладут ступни, так держат тело в наклон, точно они только вчера поднялись с четверенек. Вот я вчера долго шел по Волховской сзади широкоплечего, плотного полицейского пристава, не спуская глаз с его толстой спины в шинели, с икр в блестящих крепко выпуклых голенищах: ах, как пожирал я эти голенища, их сапожный запах, сукно этой серой добротной шинели, пуговицы на ее хлястике и все это сильное сорокалетнее животное во всей его воинской сбруе!
— Как тебе не совестно! — сказала она с брезгливым сожалением. — Неужели ты, правда, такой злой, гадкий? Не понимаю я тебя вообще. Ты весь из каких-то удивительных противоположностей!
«Жизнь Арсеньева»

@музыка: Björk – Earth Intruders

@настроение: ?

@темы: Литература

Овечий Рим с его семью холмами

главная