Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
18:53 

Чехов — Суворину А. С.

Carry on, carry on as if nothing really matters.
30 декабря 1888 г. Москва.
30 дек.

Никулина благодарит Вас за поправки. Сабинина играет Горев. Репетиции еще не начались. В том, что пьеса будет иметь успех, я уверен, ибо глаза у актеров ясные и лица не предательские — это значит, что пьеса им нравится и что они сами верят в успех. Никулина приглашала обедать. Благодарю Вас.

Режиссер считает Иванова лишним человеком в тургеневском вкусе; Савина спрашивает: почему Иванов подлец? Вы пишете: «Иванову необходимо дать что-нибудь такое, из чего видно было бы, почему две женщины на него вешаются и почему он подлец, а доктор — великий человек». Если Вы трое так поняли меня, то это значит, что мой «Иванов» никуда не годится. У меня, вероятно, зашел ум за разум, и я написал совсем не то, что хотел. Если Иванов выходит у меня подлецом или лишним человеком, а доктор великим человеком, если непонятно, почему Сарра и Саша любят Иванова, то, очевидно, пьеса моя не вытанцевалась и о постановке ее не может быть речи.

@темы: Литература

11:02 

Amy Winehouse — Back To Black

Carry on, carry on as if nothing really matters.







@настроение: збс

@темы: 1001 Series, Музыка

16:15 

JUSTICE — Cross

Carry on, carry on as if nothing really matters.





@темы: 1001 Series, Музыка

11:22 

LCD Soundsystem — Sound Of Silver

Carry on, carry on as if nothing really matters.



@настроение: збс

@темы: 1001 Series, Музыка

19:41 

Duran Duran – Come Undone

Carry on, carry on as if nothing really matters.

@настроение: збс

@темы: Музыка

12:29 

Muse — Black Holes And Revelations

Carry on, carry on as if nothing really matters.





@темы: 1001 Series, Музыка

10:56 

Radiohead — In Rainbows

Carry on, carry on as if nothing really matters.





@настроение: ?

@темы: 1001 Series, Музыка

17:53 

The Good The Bad And The Queen — The Good, The Bad and The Queen

Carry on, carry on as if nothing really matters.



@настроение: —

@темы: 1001 Series, Музыка

20:38 

Дорогой Циммерман, порадуй меня и успокой

Carry on, carry on as if nothing really matters.
12:27 

Klaxons — Myths Of The Near Future

Carry on, carry on as if nothing really matters.





@темы: 1001 Series, Музыка

17:45 

А. П. Чехов — Ал. П. Чехову

Carry on, carry on as if nothing really matters.
20 ноября 1887 г. Москва.
20 н.

Ну, пьеса проехала... Описываю всё по порядку. Прежде всего: Корш обещал мне десять репетиций, а дал только 4, из коих репетициями можно назвать только две, ибо остальные две изображали из себя турниры, на коих гг. артисты упражнялись в словопрениях и брани. Роль знали только Давыдов и Глама, а остальные играли по суфлеру и по внутреннему убеждению.

Первое действие. Я за сценой в маленькой ложе, похожей на арестантскую камеру. Семья в ложе бенуар: трепещет. Сверх ожидания я хладнокровен и волнения не чувствую. Актеры взволнованы, напряжены и крестятся. Занавес. Выход бенефицианта. Неуверенность, незнание роли и поднесенный венок делают то, что я с первых же фраз не узнаю своей пьесы. Киселевский, на которого я возлагал большие надежды, не сказал правильно ни одной фразы. Буквально: ни одной. Он говорил свое. Несмотря на это и на режиссерские промахи, первое действие имело большой успех. Много вызовов.

@темы: Литература

14:27 

Carry on, carry on as if nothing really matters.

@настроение: —

@темы: Любимые евреи и проч.

09:31 

С. Д. Довлатов, «Филиал»

Carry on, carry on as if nothing really matters.
• Однако я страдал и мучился. Ведь каждый из нас есть лишь то, чем себя ощущает. А я ощущал себя глубоко и безнадежно несчастным.
• Бывает, ты разговариваешь с женщиной, приводишь красноречивые доводы и убедительные аргументы. А ей не до аргументов. Ей противен сам звук твоего голоса.
• Присутствие человека в рваных ботинках действует угнетающе. Вынуждает задумываться о капризах судьбы. Будоражит нашу дремлющую совесть. Напоминает о шаткости человеческого благополучия...


@музыка: Bob Dylan – Bob Dylan's 115th Dream

@темы: Литература, Любимые евреи и проч.

18:02 

А. П. Чехов — Вл. И. Немировичу-Данченко

Carry on, carry on as if nothing really matters.
26 ноября 1896 г. Мелихово
Лопасня, 96 26/XI.

Милый друг, отвечаю на главную суть твоего письма — почему мы вообще так редко ведем серьезные разговоры. Когда люди молчат, то это значит, что им не о чем говорить или что они стесняются. О чем говорить? У нас нет политики, у нас нет ни общественной, ни кружковой, ни даже уличной жизни, наше городское существование бедно, однообразно, тягуче, неинтересно — и говорить об этом так же скучно, как переписываться с Луговым. Ты скажешь, что мы литераторы и что это уже само по себе делает нашу жизнь богатой. Так ли? Мы увязли в нашу профессию по уши, она исподволь изолировала нас от внешнего мира — и в результате у нас мало свободного времени, мало денег, мало книг, мы мало и неохотно читаем, мало слышим, редко уезжаем... Говорить о литературе? Но ведь мы о ней уже говорили... Каждый год одно и то же, одно и то же, и все, что мы обыкновенно говорим о литературе, сводится к тому, кто написал лучше и кто хуже; разговоры же на более общие, более широкие темы никогда не клеятся, потому что когда кругом тебя тундра и эскимосы, то общие идеи, как неприменимые к настоящему, так же быстро расплываются и ускользают, как мысли о вечном блаженства. Говорить о своей личной жизни? Да, это иногда может быть интересно, и мы, пожалуй, поговорили бы, но тут уж мы стесняемся, мы скрытны, неискренни, нас удерживает инстинкт самосохранения, и мы боимся. Мы боимся, что во время нашего разговора нас подслушает какой-нибудь некультурный эскимос, который нас не любит и которого мы тоже не любим; я лично боюсь, что мой приятель Сергеенко, ум которого тебе нравится, во всех вагонах и домах будет громко, подняв кверху палец, решать вопрос, почему я сошелся с N в то время, как меня любит Z. Я боюсь нашей морали, боюсь наших дам... Короче, в нашем молчании, в несерьезности и в неинтересности наших бесед не обвиняй ни себя, ни меня, а обвиняй, как говорит критика, эпоху, обвиняй климат, пространство, что хочешь, и предоставь обстоятельства их собственному роковому, неумолимому течению, уповая на лучшее будущее.

А за Гольцева я, конечно, рад и завидую ему, ибо в его годы я уже буду неспособен. Гольцев мне очень нравится, и я его люблю.

За письмо благодарю тебя от всего сердца и крепко жму тебе руку. Увидимся после 12-го декабря, а до этого времени тебя не сыщешь. Кланяйся Екатерине Николаевне и будь здоров. Пиши, буде придет охота. Отвечу с превеликим удовольствием.

Твой А. Чехов.

@темы: Литература

16:38 

Иосиф Бродский, «К Урании» (1981)

Carry on, carry on as if nothing really matters.
У всего есть предел: в том числе у печали.
Взгляд застревает в окне, точно лист — в ограде.
Можно налить воды. Позвенеть ключами.
Одиночество есть человек в квадрате.
Так дромадер нюхает, морщась, рельсы.
Пустота раздвигается, как портьера.
Да и что вообще есть пространство, если
не отсутствие в каждой точке тела?
Оттого-то Урания старше Клио.
Днем, и при свете слепых коптилок,
видишь: она ничего не скрыла,
и, глядя на глобус, глядишь в затылок.
Вон они, те леса, где полно черники,
реки, где ловят рукой белугу,
либо — город, в чьей телефонной книге
ты уже не числишься. Дальше, к югу,
то есть к юго-востоку, коричневеют горы,
бродят в осоке лошади-пржевали;
лица желтеют. А дальше — плывут линкоры,
и простор голубеет, как белье с кружевами.

@музыка: Обе-Рек – Даже

@настроение: збс

@темы: Литература, Любимые евреи и проч.

13:54 

Иосиф Бродский, «Эклога 4-я» (1977)

Carry on, carry on as if nothing really matters.
I

Зимой смеркается сразу после обеда.
В эту пору голодных нетрудно принять за сытых.
Зевок загоняет в берлогу простую фразу.
Сухая, сгущенная форма света —
снег — обрекает ольшаник, его засыпав,
на бессоницу, на доступность глазу
в темноте. Роза и незабудка
в разговорах всплывают все реже. Собаки с вялым
энтузиазмом кидаются по следу, ибо сами
оставляют следы. Ночь входит в город, будто
в детскую: застает ребенка под одеялом;
и перо скрипит, как чужие сани.


Читает автор

@темы: Литература, Любимые евреи и проч.

18:56 

С. Д. Довлатов, «Иностранка»

Carry on, carry on as if nothing really matters.
• В сущности, еврей — это фамилия, профессия и облик.
• «Хочешь, чтоб я тебя жалела? Дай сначала насладиться твоим унижением!»


@музыка: Bob Dylan – Spanish Harlem Incident

@темы: Литература, Любимые евреи и проч.

17:46 

Олдос Хаксли, «Контрапункт»

Carry on, carry on as if nothing really matters.
Чрезмерный рост тела мешает правильному развитию. Ну а чрезмерный рост интеллекта? Эти дураки, видимо, забывают, что они так же непропорциональны, неуклюжи и уродливы, как любой диплодок. Они жертвуют физической и эмоциональной жизнью ради умственной. Интересно, к чему это, по их мнению, приведёт?

Прирождённая леность усугублялась гордостью — гордостью человека очень способного, но не настолько, чтобы создать что‑нибудь оригинальное, человека, восторгающегося великими достижениями, но знающего, что для него они недоступны, и не желающего ни обнаружить своё творческое бесплодие, ни снизойти до занятий, хотя бы и очень успешных, каким‑нибудь более лёгким делом.

Бегство в книги и университеты похоже на бегство в кабаки. Люди хотят забыть о том, как трудно жить по‑человечески в уродливом современном мире, они хотят забыть о том, какие они бездарные творцы жизни. Одни топят свою боль в алкоголе, другие (и их гораздо больше) — в книгах и художественном дилетантизме; одни ищут забвения в блуде, танцах, кино, радио, другие — в докладах и в занятиях наукой ради науки.

@темы: Литература

21:25 

Chelsea Grin - Recreant

Carry on, carry on as if nothing really matters.

@настроение: таки последний день учебы, да

@темы: Музыка

20:55 

Иосиф Бродский, «Посвящается стулу» (1987)

Carry on, carry on as if nothing really matters.
I

Март на исходе. Радостная весть:
день удлинился. Кажется, на треть.
Глаз чувствует, что требуется вещь,
которую пристрастно рассмотреть.
Возьмем за спинку некоторый стул.
Приметы его вкратце таковы:
зажат между невидимых, но скул
пространства (что есть форма татарвы),
он что-то вроде метра в высоту
на сорок сантиметров в ширину
и сделан, как и дерево в саду,
из общей (как считалось в старину)
коричневой материи. Что сухо
сочтется камуфляжем в Царстве Духа.

@музыка: Bob Dylan – Mr. Tambourine Man

@темы: Литература, Любимые евреи и проч.

Овечий Рим с его семью холмами

главная